главная
новости
карта сайта
поиск по сайту
обратная связь
Издательский дом «Филантроп»
Издательский дом «Филантроп»«Создавайте легенды о себе. Боги начинали с этого».

Статистика посещений:

Общее число посетителей: 2275993
Открытие сайта: 01.01.2008
Последнее обновление 25.01.2014
 
Диалог второй.

Моя война

С Ахмадом Кадыровым
С Ахмадом Кадыровым

 В Гроз­ном наш команд­ный пункт рас­пола­гался на ста­дионе «Терек». В этом городе прошло моё детство. Послед­ний раз (до войны) я был там в конце 80‑х. Приез­жал на могилу своих род­ствен­ников. Здесь по­хоро­нены сес­трёнка, бабуш­ка, тётя и дядя. В ян­варе 95‑го я не смог по­пасть на клад­бище, оно было за­мини­рова­но, зато по­бывал в «своём» доме. В го­роде ещё шли бои, поэто­му при­шлось сесть на броню и взять охрану. Зна­комую улицу Ком­мунисти­ческую нашёл сразу. Там ещё марш­рут авто­буса про­ходил. Оста­новка на­зыва­лась «Дело­вая». Подъе­хали к дому. Всё забито, за­коло­чено досками. Дверь открыл моло­дой парень, лет двад­цати семи, чече­нец. Он знал мою двою­родную сестру. Пришли пожи­лые жен­щины, почему‑то все чёрные, худые, за­плака­ли. Одна из них меня узнала. Я когда позже матери это рас­сказы­вал, она тоже не сдер­жала слёз. И, как гвоздь в памяти, один эпи­зод… Моло­дая бере­мен­ная жен­щина с Урала приеха­ла в Грозный к своей матери, а тут война. Ро­жала под бомбёж­ками, в под­вале. Роды прини­мала соседка-старуха. Я помог жен­щине вы­брать­ся из города. На броне­транс­пор­тёре её доста­вили на аэро­дром, затем пере­правили в Моздок, а от­туда на Урал. «Мы, товарищ генерал, обя­затель­но уви­димся», – трога­тельно пообе­щала она на проща­ние.

Первый снимок на войне. Грозный. 1995 г.
Первый снимок на войне.
Грозный. 1995 г.
 

– Генна­дий Нико­лаевич, когда и от кого Вы узнали, что удо­стоены звания Героя России?

– Я узнал об этом, нахо­дясь в штабе восточ­ной груп­пировки. По­звонил министр обороны Игорь Сергеев. По­здравил, сказал тёп­лые слова. Тогда же звёзд Героев были удо­стоены гене­ралы Казан­цев и Шама­нов. Мы поже­лали друг другу…успе­хов в скорей­шем раз­громе банд­форми­рований.

– А герои в таком лите­ратур­ном смысле, герои нашего времени…Они есть? Они были на той войне?

– Были и много! Рядо­вых, офи­церов, гене­ралов. Приведу не­сколько при­меров. Тан­кист лей­тенант ГРИГО­РАЩЕНКО – прото­тип героя фильма Нев­зорова «Чисти­лище» – распятый на кресте, на­всегда оста­нется образ­цом для нынеш­них и буду­щих защит­ников Родины. Тогда в Гроз­ном дудаев­цы искрен­не восхи­щались этим офи­цером, в оди­ночку сдержи­вающим натиск неприя­теля. «Всё! Хватит! Моло­дец! – кричали окру­жён­ному и ране­ному сол­дату. – Уходи! Мы тебя не тро­нем! Мы выне­сем тебя к твоим!» – обе­щали чечен­цы. «Хорошо, – сказал лейтенант. – Со­гласен. Идите сюда!» Когда те при­близи­лись, он подор­вал и себя, и бое­виков гра­натой.

Или капи­тан ЖУКОВ. Он десять чело­век спас, а сам попал в плен. Когда бан­диты вы­ходи­ли из окру­жения, опа­саясь мини-ловушек, при­крыва­лись им как живым щитом. Это не­возмож­но описать, это пере­жить‑то невоз­можно. Каждый шаг – по минам, каж­дый шаг – надеж­да на спа­сение! Он шёл, на­деясь на нашу под­могу.  Так мы же его и рас­стре­ляли! Пере­били руки-ноги. Ну, откуда было знать, что в этой банде, ночью, идёт НАШ майор, который спас НАШИХ солда­тиков? Полу­чив ране­ние, он упал в воду и, пере­сили­вая боль, крик­нул: «Ребята, я свой. Под­полков­ник Жуков!.. Помо­гите!»

Слава Богу, что он жив, продол­жает служить в армии. Велико­лепный, заме­чатель­ный чело­век. Тоже удо­стоен звания Героя Рос­сии.

Далее. Сол­датик Евге­ний Капус­тин. Вовеки веков его не забуду! Как молние­носно и точно он поражал свои цели: по­падал в любое окно, чер­дачное, под­вальное, где прята­лись бан­диты. Тю­телька в тю­тельку. Снай­пер с боль­шой буквы. Помню, я заме­тил в би­нокль, как около полу­тора десят­ков бан­дитов бро­сили свои пози­ции и пере­бежали в один из до­мов. Не успел ска­зать об этом коман­диру танки­стов, как вдруг вижу – дом с бое­виками взле­тает на воздух. «Кто стре­лял?» – спра­шиваю. «Это рядо­вой Капус­тин! – отве­тил офи­цер-тан­кист. – Он всегда бьёт без про­маха».

Капус­тин побы­вал в самом пекле войны вместе со своим бата­льо­ном. О его отваге у нас в груп­пиров­ке ходили ле­генды. А судь­ба рас­поря­дилась так, что в течение семи ме­сяцев я под­писы­вал пред­ставле­ние его к выс­шей на­граде, но бу­маги из Москвы воз­враща­лись. «Не­доста­точно героиз­ма», – конста­тиро­вали в наград­ном отделе кадро­вого органа, будто взве­шива­ли на каких‑то своих, не­извест­ных дру­гим весах…

И вот од­нажды я привёз на­грады, по­строил роту, зачи­тываю при­каз. Коман­диру вру­чаю Орден муже­ства, меха­нику-води­телю – Орден муже­ства…Смотрю, Капус­тин стоит, а ему – ни­чего! Его доку­менты‑то до сих пор на рас­смотре­нии. И так сердце у меня сжа­лось, так обидно стало за этого па­рень­ка! Вывел его, перед строем по­ставил, обнял и говорю: «Вот, запом­ните, это – Герой Рос­сии. Я не буду гене­ралом, если не добьюсь, чтобы он полу­чил звание». На сле­дую­щее утро все пошли в бой. И все, кому я ещё вчера вру­чал ордена, погиб­ли. И меха­ник, и коман­дир, а Женя остал­ся жив. С тяже­лей­шим ране­нием (ему пере­било позво­ночник), но ЖИВ! Я тогда вышел на Прези­дента, рас­сказал ему об этом. Он: «Ну‑ка, на­пиши мне фами­лию». Я на­писал и гово­рю: «Вла­димир Вла­дими­рович, он сейчас в реа­нима­ции. Никто не знает, вы­живет или нет. Но не хоте­лось бы вру­чать Звезду по­смерт­но».

В первую войну такие кресты на местах гибели товарищей ставили по всей территории Чечни
В первую войну такие кресты на местах гибели товарищей ставили по всей территории Чечни.
Шатой. 1995 г.
Г. Трошев: «Я верю, что чеченские мальшики не возьмут в руки оружие»
Г. Трошев: «Я верю, что чеченские мальшики не возьмут в руки оружие»

… Жень­ка выжил и Звезду Героя полу­чил.

Много, очень много героев в этом по­коле­нии. Их имена надо за­носить в учеб­ники, про­слав­лять, как раньше про­слав­ляли Мат­росо­ва и Маре­сьева. Кино снимать, спек­такли ставить. Вы пред­ставить не можете, как им было тя­жело, но я не помню ни одно­го (!), кто бы не пошёл на бой, испу­гался, смало­душни­чал. Гибли, но шли.

– Ген­надий Нико­лае­вич, когда Вам было по‑настоя­щему страшно?

– Это была пер­вая война. Я стою на коман­дном пункте, через кото­рый несут убитых и ране­ных. Десять, двад­цать, трид­цать. Около ста чело­век. Вот это было страш­но. Страх бес­помощ­ности. Мы ни­чего не могли сде­лать! Тяжело.

Ещё – случай. Пред­ставь себе – высо­кая гора, 300 мет­ров обрыв. На­верху пятачок – мет­ров на 15‑25, на кото­рый дол­жен сесть наш вер­толёт. Там было три тран­шеи, очень удоб­ная пози­ция для наблю­дений за пере­меще­нием банди­тов. В верто­лёте летел началь­ник Ген­штаба Квашин, я и ещё пять‑шесть гене­ралов, весь коман­дный со­став. Садить­ся на этот пята­чок было крайне опас­но, но при­каз есть при­каз.  И вот до земли уже метров пять, чувст­вую, что про­летаем мимо, верто­лёт бро­сает в сто­рону. Он па­дает на колеса, одно из них  по­падает в тран­шею и… давит сол­дата, кото­рый там на­ходил­ся. В ту же се­кунду нас раз­вора­чивает, и мы по­ви­саем над про­пастью! Если бы не за­цепи­лись коле­сом, все бы погибли.

Ещё было страшно, когда слу­шал пере­хвачен­ный по радио раз­говор Хат­таба с Басае­вым:

– Если впе­реди со­баки (так бое­вики назы­вали пред­стави­телей внут­ренних войск), можно до­гово­риться.

– Нет, это гоб­лины (т.е. десант­ники, на жар­гоне бан­дитов).

Тогда Басаев со­ветует Чёр­ному Арабу, руко­водив­шему про­рывом:

– Слу­шай, может, давай, обой­дём? Они нас не пустят, только себя об­нару­жим.

– Нет, – отве­чает Хат­таб, – мы их пере­режем.

Спустя не­сколь­ко дней мир узнал о ги­бели 6‑й роты 76‑й псков­ской диви­зии ВДВ.

А вообще, знаешь, я от­вечу… страш­но будет, если мы обо всём этом за­будем. Вот это самое страш­ное. Когда серд­ца опус­теют, когда со­чувст­вовать пере­станем.

– Вы на­писа­ли две книги по мате­риалам днев­ников, которые вели на войне. Какие отклики были?

– Раз­ные. На­пример, старик со ста­рухой, они участ­ники Вели­кой Оте­чествен­ной войны. Живут одни, сына по­хоро­нили (погиб), много за мной наблю­дали, смот­рели и вот пишут: «Мы по теле­визо­ру верили только Вам. То, что ска­жете про войну в Чечне, мы в это и верим. А дру­гим не верим. Когда Вас не стало (я в отпуск уезжал. – Г.Т.), ду­мали – неуже­ли Вас уби­ли? А потом уви­дели и об­радо­вались».


Диалоги с генералом Трошевым

Диалог первый. «Чтобы ноги твоей не было в армии!»

Диалог третий. Всё-таки о счастье

Диалог четвёртый. «Ёлки! Я ещё быстрее могу!»

Из книги ГЕННАДИЯ ТРОШЕВА.
«Моя война. Дневник окопного генерала»

Официальный сайт Министерства курортов и туризма Крыма Официальный сайт Министерства курортов и туризма Крыма
ООО "Издательство "Филантроп"
298640, Россия, Республика Крым,
г. Ялта, пос. Партизанский, ул. Лавандовая дом 8‑6
Телефон: +7 978 0151102
E‑mail: filantrop5@yandex.ru